Что если я не смогу найти спонсора?

Иногда у нас нет возможности найти спонсора здесь и сейчас. Особенно в новых или в маленьких сообществах АН, где может быть всего несколько членов с большим количеством чистого времени. В такой ситуации некоторые члены могут поискать спонсоров с других двенадцатишаговых сообществах или через интернет. Также для помощи в выздоровлении используют совместное спонсорство – отношения, в которых выздоравливающие спонсируют друг друга. Некоторые из таких решений весьма успешны и продолжаются многие годы.

"В моем сообществе не было женщины с достаточным количеством чистого времени, так что я искала спонсора за океаном, чтобы работать по шагам, традициям и концепциям. Когда я спросила одну женщину, у нее оказалась такая же проблема, и она предложила совместное спонсорство. С тех пор мы общаемся по электронной и обычной почте, а также по телефону. Это работает по сей день".

"Я была вынуждена искать спонсора в другом сообществе, так как живу в стране, где небольшое сообщество АН. Она помогала мне с шагами и спонсировала меня несколько лет. Но потом я поняла, что я много больше, чем она вовлечена в свою работу по шагам. Она также перестала ходить на собрания. Я поняла, что мне необходимо найти нового спонсора, спонсора из АН, и я начала искать в соседней стране".

"Большинство моего общения со спонсором проходило онлайн. Мы регулярно писали друг другу. Написание давало нам время для размышлений перед ответом, и это действительно помогало. По телефону я мог часами сидеть и говорить о своей болезни, но писание помогало мне быть более точным и лаконичным. И мы оба получали удовольствие от того, что у нас есть письменные записи наших бесед. Конечно, я получил доступ к сервису электронной почты через свою работу, так что тут отчасти спорное благо. Это значит, что мой работодатель также имел доступ ко всем тем беседам. Очень важно для меня помнить, что электронная почта не конфиденциальная и не анонимная форма общения, ведь есть вещи, которые я просто не могу обсуждать онлайн".

Независимо от…?

В АН мы научены, что какие-то особые качества наших членов или их принадлежность не имеют никакого отношения к их правам на членство в сообществе и на их статус выздоравливающих зависимых. Наш Базовый Текст разъясняет, что любой может принадлежать к АН независимо от его или ее расы, религии, сексуальной ориентации, возраста и т.д. Несмотря на это, некоторые зависимые борются с вопросом – стоит ли им учитывать упомянутые описания, когда они выбирают спонсора, стоит ли им искать спонсора, у которого будут такие же религиозные или политические воззрения, одинаковый этнический и социально-экономический статус, одной культуры и происхождения. В то время как некоторые зависимые ищут спонсора, который схож с ними по некоторым перечисленным моментам, многие другие находят, что эти моменты не принципиальны в отношении работы по духовноориентированной программе, и ищут кого-то, кто отличается от них.



"Я знал моего спонсора уже 7 лет перед тем, как я попросил его о спонсорстве. Из них в течение пяти у нас был общий спонсор. Я осознал, что мой спонсор очень состоятельный человек, примерно через год после моей просьбы. Я не думаю, что мне нужно было заранее спрашивать его о его экономическом положении. Однако я благодарен, что я узнал его изнутри перед тем, как оценить его по его внешним данным".

"В период активной зависимости я был научен презирать все религии и любой цвет кожи, кроме моей. В выздоровлении я был привлечен спонсором, который был священником. Он, например, учил меня, что в АН принцип анонимности мог бы заменить все мои предубеждения; и моя нетерпимость была заменена любовью, терпимостью и терпением".

"Моя спонсор и я абсолютно разные как культурно, так и морально. Мы из разных частей страны, разных религий и разных социальных слоев. Есть много маленьких странных вещей, которые мы не понимаем друг в друге. Я ожидаю и даже веселюсь от вопроса – Это культурное отличие или дефект характера ты сейчас проявляешь? Мы много говорили о Четвертой Традиции, потому что быть ее подспонсорной не значит становиться ею, это значит, что она помогает мне становиться самой собой. Анонимность не означает быть такой же, не следует путать единство с единообразием".

"Я начал выздоравливать в городе. Раса моего первого спонсора отличалась от моей. Но я не видел цвет или предместье. Я только помню сильную боль и борьбу с употреблением, а этот зависимый сказал мне да, когда я попросил его быть моим спонсором. Как я понимаю, наркотикам все равно – какой цвет кожи у человека, так почему выздоровление должно делать различие?"



"Если бы я ждал что на собрание придет человек одной со мной расы, чтобы я мог попросить его быть моим спонсором, я до сих пор кайфовал бы".

"Мне пришлось поменять спонсора, потому что мой спонсор не мог давать мне советов, без влияния на них своей особенной веры в Бога".

"Моей самой большой сложностью как подспонсорного было попросить моего нынешнего североамериканского наставника о спонсорстве. Мне пришлось переступить через предубеждения, также как через языковой барьер и проблему расстояния. Мое общение с ним в основном происходит в интернете. Я убедился в том, что язык любви сильнее, чем любой барьер".

Наше отношение ко всем этим различиям не может быть верным или не верным, все зависит от того, как мы, как отдельные члены АН воспринимаем эти различия. Хотя духовные принципы единства и анонимности выражаются в традициях, подчеркивающих наши общие узы выздоравливающих зависимых, мы также высоко ценим духовный принцип автономности, который защищает наше многообразие. В АН мы ценим наше единство, но не боремся за однородность.

Обращаясь за…

Просить кого-либо быть нашим спонсором может ввести в замешательство. Как новички мы можем быть напуганы количеством чистого времени другого члена или тем, что мы каким-то образом больнее других. Наша самооценка может быть настолько занижена, что мы можем решить, что мы не заслуживаем иметь наставника. С другой стороны наша заносчивость и самоуверенность могут убедить нас, что нам не нужна помощь, и, как результат, мы можем сопротивляться поискам другого зависимого.

"Кто-то еще привел мне моего первого спонсора. Девушка, которую я узнал в реабилитации, привела своего друга на собрание специально для меня. Она сказала, что подумала, что он будет хорошим спонсором для меня. Я сказал хорошо и он согласился. Этот парень был моим спонсором два года. Я был смущен и мог не решиться попросить кого-нибудь о спонсорстве самостоятельно. Мне бы пришлось как-то приспосабливаться и обманывать".

"Когда я впервые попросил моего наставника спонсировать меня, я нервничал и удивился, что у него есть время на меня. Я смотрел на него, как на "Великого Бога АН". В итоге я чувствовал вину, когда бы я ни попросил его уделить мне немного времени. В конце концов я поделился с ним своими чувствами вины по поводу траты его времени. Его отношение было прекрасным: Как ты посмел забрать у меня мое право отдавать то, что было дано мне? Эта простая сентенция сделала больше для соединения меня с наставником, чем какое другое событие в наших отношениях".

"Я встретил моего первого спонсора на моем первом собрании. У меня было два дня чистоты, я жил в заброшенном здании. Первый человек, которого я попросил, отказал мне. В те дни я был очень злым и несдержанным. Никто вокруг реально не хотел иметь со мной дело, но мне действительно больше некуда было идти, и я остался. В конце концов, я смирился достаточно, чтобы попросить кого-нибудь еще. Мой нынешний спонсор один из самых важных людей в моей жизни. Он также мой семейник – у нас был один и тот же спонсор. Сейчас мы вместе уже восемнадцать лет".

Новички не одни борются с необходимостью просить кого-либо быть их спонсором. Члены, у которых большие срока чистого времени, могут противиться мыслям о смене спонсора. Мы можем нуждаться в новом спонсоре по многим причинам. С тех пор, как мы прекратили употреблять и стали продуктивными членами общества, наши жизни могли круто измениться. После пребывания с одним спонсором в течение многих лет, мы можем обнаружить, что развиваемся в ином направлении. Ответственность по работе или возможности карьерного роста могут сделать необходимым для нас или нашего спонсора переезд далеко от нашего нынешнего сообщества АН. Семейные обязательства также могут сократить время, которое спонсор мог разделить с нами. Наш спонсор может заболеть, умереть или даже сорваться. Независимо от причины, мы можем обнаружить себя без спонсора, зная, что нам нужно кого-то просить о спонсорстве. Многие члены находят довольно трудной задачу узнать кого-то снова на таком интимном уровне.

"Я тяжело работал над построением новых отношений с новым спонсором, несмотря на то, что я был весьма опечален последним. В любых обстоятельствах трудно выбрать спонсора, но это особенно нелегко имея какое-то количество чистого времени. Теперь у меня более четкое представление о том, кто я и что мне нужно, чем когда я был новичком и искал своего первого спонсора. И особенно непросто помнить, что я не могу быть спонсором самому себе. Но также это означает, что я могу работать более осознанно над построением отношений, а также решать проблемы в этих отношениях быстрее и духовнее, чем я делал это раньше".

Мы знаем, что посещая собрания АН, можем найти принятие, однако некоторые из нас отказываются пытаться просить другого члена быть нашим спонсором из страха отказа. Мы не хотим рисковать потерять чувство, что мы являемся частью. Однако мы не должны лишать себя возможности иметь столь полезные отношения только из-за наших страхов.

"На трех годах чистоты я обнаружила застой в моем выздоровлении. Я не росла и чувствовала необходимость, чтобы другой женщине провела меня по шагам. Я боялась поменять спонсора, потому что я не хотела терять ее дружбу. Однако я понимала, что если я хочу расти в своем выздоровлении, мне нужен новый наставник. Сегодня я работаю по шагам и выздоравливаю под руководством нового спонсора".

Несмотря на то, сколько времени мы провели в программе, мы все ищем спонсора одинаково. Мы можем начать с похода на собрания и слушания членов. Если чей-то опыт трогает нас, мы должны обратиться к этому человеку, взять его или ее телефон и начинать звонить. Это хороший опыт узнать другого члена, даже если наша жизнь вроде идет хорошо, и у нас нет проблем, которые необходимо решать. Мы также можем говорить с другими на тему – не могут ли они посоветовать нам кого-то в качестве возможного спонсора. Нам нет нужды висеть на конце веревки, чтобы просить о помощи.

Конвенции, семинары, работа по служению и прочие связанные с АН события дают богатую почву для выбора. Многие из нас находят, что лучше всего доверять интуиции, выбирая спонсора, тогда как другие принимают такое решение рационально и аналитически. Мы также можем захотеть рассмотреть тех зависимых, которые кажутся заинтересованными в нашем выздоровлении. Следует помнить, что это может занять время. Если кто-то отклоняет нашу просьбу, то мы продолжаем поиски.

"Я просил пять или шесть человек спонсировать меня, и они говорили мне нет, пока мой спонсор не сказал мне да. Я уверен, что это любящий Бог привел ко мне верного наставника".

"Я очень гордая женщина, и когда первая женщина, которую я попросила, сказала мне, что не может спонсировать меня, я чувствовала себя никчемной и глупой из-за того, что попросила ее в первую очередь. Но я продолжала просить людей. В конце мое упорство было вознаграждено. Я наконец попросила женщину, которая казалось знает, как строить отношения и как стать частью АН, потому что именно это мне было необходимо, и она сказала да. Мне кажется, что я тот тип личности, который ценит вещи, которые трудно достать, так что возможно для меня это было особенно важно серьезно потрудиться в поисках спонсора. Также мой опыт с настойчивостью научил меня, как жить жизнь по ее правилам".

В сообществах с небольшим количеством членов АН, нам возможно потребуется искать спонсора на расстоянии – кого мы будем встречать онлайн, с помощью служения, на конвенциях, или с помощью иных подобных средств. Хотя не все члены верят, что такой вариант сработает для них, некоторым из нас везет в таких отношениях, особенно в маленьких сообществах АН, где спонсорство на расстоянии может стать жизненно-важной связью с остальным сообществом. Такое спонсорство может стать решением для членов, заключенных в тюрьму, для тех, кто в больницах или иных учреждениях, где ограничен контакт лицом к лицу.

"Я встретила своего первого спонсора на РКО, и, несмотря на то, что она жила за 200 миль оттуда, я хотела то, что у нее было, готова была пройти любое расстояние, чтобы получить это. Мили между нами местами можно назвать трудными, но там где я живу, у меня прекрасная система поддержки, и нас есть возможность поддерживать регулярный контакт и работать по шагам, встречаясь на семинарах, собраниях комитета обслуживания, и конечно на конвенциях! Мы называли это "асфальтобетонное выздоровление". Конечно, были моменты, когда я хотела встретить спонсора за чашкой чая, причем именно в тот момент! Но я писала, использовала телефонные звонки, на регулярной основе посещала собрания, и училась принятию, терпимости, ответственности и многим другим подаркам из списка".

"Дистанция просто исчезла, когда я услышала голос моей спонсора на другом конце телефона. Ее опыт жизни и работы по шагам АН было тем, что я ждала от нее. Ключ в том, чтобы другая женщина была рядом со мной, женщина, которая помогла мне жить по духовным принципам, которая любила меня, общалась со мной, когда мне нужно было позвонить спонсору".


chto-i-kak-edyat-v-raznih-stranah-mira.html
chto-ih-protyazhennost-sostavlyaet-40-60-let.html
    PR.RU™