Что феминистки делали со своими лифчиками?

Нет, не это. Возможно, самый знаменательный протест феминисток в истории произошел в 1968 году в городе Атлантик-Сити, штат Нью-Джерси, во время конкурса красоты «Мисс Америка».

Небольшая группа демонстранток пикетировала зрелище провокационными лозунгами типа «Давайте оценивать себя как людей» и «Посмотрите на эту милашку: она делает деньги на собственном мясе».

Они притащили с собой живую овцу и короновали ее «Мисс Америкой», а затем побросали свои туфли на шпильках, бюстгальтеры, бигуди и щипчики для бровей в «Мусорный бак Свободы».

Но вот уж что-что, а лифчики демонстрантки не сжигали точно. Да, они хотели, но полиция отсоветовала устраивать костер на деревянном настиле, сославшись на опасность пожара.

Миф о сжигании бюстгальтеров начался со статьи молодой американской журналистки из «Нью-Йорк пост» по имени Линдси ван Гельдер.

В 1992-м она дала интервью женскому журна лу «Ms.»:

«Да, я с восторгом упомянула о том, что демонстрантки собирались сжечь свои лифчики, пояса для чулок и прочее белье в мусорном баке... Однако редактор, который придумывал для статьи заголовок, решил пойти еще дальше и назвал их "сжигательницами лифчиков"».

Заголовка оказалось достаточно. Журналисты по всей Америке ухватились за идею, не удосужившись прочесть саму заметку. Ван Гельдер породила настоящее газетное помешательство.

В ловушку попались даже такие добросовестные издания, как «Вашингтон пост».

Они даже отождествили членов «Национальной группы в защиту прав и свобод женщин» с теми, кто якобы «сжигал свое нижнее белье во время демонстрации протеста в Атлантик-Сити на недавнем конкурсе красоты "Мисс Америка"».

Сегодня данный случай используют в качестве классического примера при изучении того, как рождаются современные мифы.

Какого цвета Вселенная?

а) Черного с серебряными точками.

б) Серебряного с черными точками.

в) Бледно-зеленого.

г) Бежевого.

Официально Вселенная бежевая.

В 2002 году, проанализировав свет от 200 тыс. галактик, собранный австралийскими специалистами в рамках проекта «Составление карты галактик с помощью красного смещения», американские ученые из университета Джона Хопкинса пришли к выводу, что цвет Вселенной — бледно-зеленый. Если принять за основу палитру красок «Дьюлакс», то цвет этот окажется где-то между «мексиканской мятой», «нефритовой гроздью» и «шелком Шангри-Ла».

Правда, уже через несколько недель после доклада Американскому астрономическому обществу ученым пришлось признать, что в их расчеты вкралась досадная ошибка и что на самом деле по цвету Вселенная скорее ближе к этаким унылым оттенкам серо-коричневого.



Еще в XVII веке величайшие и наиболее пытливые умы задумывались над вопросом: почему ночью небо темное? Ведь если Вселенная бесконечна и в ее пространстве равномерно рассеяно бесконечное число звезд, то повсюду, куда ни взгляни, обязательно окажется какая-то звезда, а значит, ночное небо должно быть таким же ярким, как днем.

В науке эта загадка известна как «фотометрический парадокс Ольберса» — в честь немецкого астронома Генриха Вильгельма Ольберса, описавшего (но не первым в истории) сей таинственный феномен в 1826 году.

Тем не менее до сегодняшнего дня никто так и не нашел по-настоящему убедительного ответа на этот вопрос. Возможно, число звезд во Вселенной все же конечно, а может, свет от наиболее удаленных звезд просто до нас пока не дошел. Ольберс решил задачу по-своему: по его мнению, в далеком прошлом светили не все звезды, и в один прекрасный день что-то их все же «включило».

Эдгар Алан По в своей пророческой поэме «Эврика» (1848) первым предположил, что свет от самых далеких звезд все еще на пути к нам.

В 2003 году был проведен интересный эксперимент: широкоугольная камера космического телескопа «Хаббл» сфотографировала участок ночного неба, представлявшийся наиболее пустым. Эффективная выдержка снимка составила миллион секунд (около одиннадцати дней).

Полученное изображение показало десятки тысяч доселе неизвестных галактик, каждая из которых состоит из сотен миллионов звезд, исчезающих в дальних уголках космоса.

Какого цвета Марс?

Цвета жженого сахара.

Или коричневого. Или оранжевого. А может, хаки в бледно-розовую крапинку.

Один из наиболее знакомых нам признаков Марса — красный окрас на фоне ночного неба. Краснота, однако, обусловлена пылью, содержащейся в атмосфере планеты. Поверхность же самого Марса — совсем другая история.



Первые сенсационные снимки планеты пришли с орбитального аппарата «Викинг-1» ровно через семь лет после знаменитой высадки Нила Армстронга на Луну. На них изображалась огромная красная пустыня, усеянная темными скалами, — точь-в-точь так, как ожидалось.

Это сразу насторожило тех, кто во всем привык видеть подвох: они заявили, что НАСА намеренно «подшаманило» снимки, дабы придать им привычный вид.

Дело в том, что камеры спускаемых аппаратов обоих «Викингов», достигших поверхности Марса в 1976 году, не делали цветных снимков. Цифровые изображения захватывались в полутоновой шкале (технический термин для черно-белого), а затем пропускались через три цветных фильтра.

Регулировка таких фильтров для придания изображению «правдивости» — штука крайне мудреная и такое же искусство, как и наука. А поскольку на Марсе никто никогда не был, мы не имеем ни малейшего понятия, каков его истинный цвет.

В 2004-м «Нью-Йорк таймс» заявила, что первые цветные фотографии Марса были опубликованы с легким «перебором розового», и последующая корректировка подтвердила, что поверхность планеты по цвету скорее ближе к жженому сахару.

Последние пару лет на планете работает американский марсоход «Спирит». Самые свежие из опубликованных фотографий, полученных с его помощью, показывают зеленовато-коричневый пейзаж с серо-голубыми скалами и пятнами песка цвета лососины.

Вероятнее всего, мы с вами так и не узнаем настоящего цвета Марса, пока кто-нибудь не доберется туда и не расскажет, что видел.

В 1887 году итальянский астроном Джованни Скиапарелли составил первую карту поверхности Марса. На светлых участках ученому привиделась сеть длинных прямых линий, которые он назвал canali («протоки»). Однако при переводе с итальянского слово canali неправильно поняли и переименовали в каналы — так родились слухи о цивилизации и жизни на Марсе.

Считается, что вода на Марсе присутствует—в виде пара, а также в ледниковых покровах на полюсах, — но что касается «каналов» Скиапарелли, то подтвердить их существование не удалось даже с помощью современных космических телескопов.

Столица Египта Каир, кстати, получила свое название по имени планеты Марс (по-арабски «Аль-Кахир» — «Победитель небес»).

Какого цвета вода?

Обычно на данный вопрос отвечают, что у воды нет никакого цвета, что она «чистая» или «прозрачная» и что море лишь кажется голубым из-за отражающегося в нем неба. Это заблуждение. Вода действительно голубая. Невероятно слабого оттенка, но все-таки голубая. Вы можете сами убедиться, если посмотрите в глубокую яму в снегу или сквозь толстый лед замерзшего водопада. А если взять очень большой и очень глубокий белый бассейн, заполненный водой, и посмотреть сквозь нее, вода окажется голубой.

Однако этот едва заметный оттенок не объясняет, почему порой вода принимает поразительно голубой вид, когда мы смотрим не сквозь нее, а на нее. Отраженный цвет неба определенно играет здесь важную роль. В пасмурный день, к примеру, море не выглядит таким уж особенно голубым.

Но все же не весь тот свет, который мы видим, отражается от поверхности воды; часть его поступает из-под этой поверхности. Чем грязнее вода, тем больше света она отражает.

В крупных водоемах — таких, как моря и озера, — в воде, как правило, содержатся высокие концентрации микроскопических растений и водорослей. В реках и прудах во взвешенном состоянии присутствует много грунта и других твердых тел.

Все эти частицы отражают и рассеивают свет, возвращающийся к поверхности, в результате чего создается огромное цветовое разнообразие, которое мы и видим. Этим объясняется, почему иногда под ярко-голубым небом Средиземное море кажется изумрудно-зеленым.


chto-iz-perechislennogo-verno.html
chto-iz-privedennogo-nizhe-yavlyaetsya-yagodoj.html
    PR.RU™